Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:01 

"Красота шоу "Казино де Пари" в отеле "Дюнс" окажется такой,

Небезызвестный Cимулакр
что оно уже будет находиться по ту сторону искусства, по ту сторону танца, по ту сторону спектакля, даже по ту сторону приятно возбуждающего мелькания паха. "Казино де Пари" станет поистине чем-то чудовищным в американском исчислении - чем-то вроде космического проекта "Меркурий" (с)

Прямые, с усилием выпрямленные волосы добавляют мне лет семь лишка, но это пшик по сравнению с тем, что я сама себе добавляю. Несколько дней назад прошло это мое уже надоевшее головокружение, я уж было обрадовалась, но вместо сравнительно нестрашных пятнышек перед глазами начались страшнейшие головные боли.
Вместе с тем ко мне в нечеловечески страдающую голову приходят светлые, умные, а порой и просто шикарные мысли. Единственная загвоздка состоит в том, что я все их забываю - через несколько минут. Пока я ищу ручку или бумагу, мысль уходит, сменяясь какой-то тарабарщиной. Осталось, пожалуй, только одно - из области интересного и не более. Несколько дней мной владеет образ девушки-пружины. Наверное, это просто раскрутка темы ягуара, который именно с этой штуковиной у меня и ассоциируется. Я явственно вижу ее лицо и готова до впадинок описать ее тело, я знаю, как она откроет дверь и как взглянет впервые за утро, я знаю, как нужно с ней просыпаться и как суметь ослабить ее плотность. Вчера я даже поймала себя на том, что в парфюмерном отделе выбираю воду для нее - наверняка что-то с сильной, решительной нотой. Я даже спрятала нос в мех, мой маскулинно-зимний запах ее бы не впечатлил. А сегодня утром, за газетой, совершенно разнузданно счастлива и разбитая, я застыла и просто почувствовала ее губы. Она бы целовалась как и полагается пружине - так, как будто ее что-то тянет назад, от губ. Я почувствовала, как она цепляется пальчиками за складки моего свитера, губами за мои губы и ощутила страшное волнение и страшную усталость одновременно. Все это было волшебно, но слишком.

Проводить пятницы и предпятницы так, как провожу их в последнее время я - это край, это бездна. Я превращаюсь в гнусного мавра (эта формулировка мне страшно нравится) и разговариваю исключительно звериным рыком. Я никуда не хожу, не пью ни в компаниях ни без, не читаю книг, не смотрю кино (везде мерещится Лиза Боярская), не устраиваю зарядку мозгам, ни катаюсь на каруселях. Я изображаю либо страдалицу, либо самую пассивную овощную культуру, всем своим видом материализуя вселенскую печаль. Сегодня, например, резала салат оливье. Знала б я, что жизнь так сложится... Рассеянная актуализация, вот кого надо винить

@музыка: Joy Division

@настроение: маленькие секуальные аддикции, техника резки огурца, дурости

20:53 

"Чем ближе вечер, тем красивее хочется быть. -

Небезызвестный Cимулакр
Наверное, это одиночество. - Конечно, возможен еще вариант, что ты всегда мечтала стать Сю-ю-ю-занной, ночной бабочкой, ну кто же виноват. - Сюююююзанной? мда, возможно" (с)


Я приняла судьбоносное решение - целых три. Смириться с необыкновенными мучениями и ежедневными многочасовыми корчами и отрастить волосы хотя бы до плеч. Завести себе на весну пальто с леопардовым рисунком (рассуждая вслух, говорю: "Пальто, пальто, пальто....нужно позвонить По!" Эллен, выглядывая саркастичным глазом из-под стола, - "Для чего? Чтобы он добыл тебе леопарда?!"). И купить-таки себе те убиться-и-не-встать-причем-буквально туфли, пусть даже кушать будет нечего месяца три - кочевать мне по сотоварищам с присказкой про харчевание.
Я опять возвращаюсь к рассуждениям о том, что женщиной быть - чрезвычайно ужасно, ну вот хоть из окна сигай от безысходности. И туфли надо и пить много нельзя. А у меня проблема и несчастье в одном флаконе духов! - нужно становиться как минимум Сюзанной, чтобы позволить их себе. Плохо и горестно, что в былые, разнузданные времена я была по-глупому влюблена не в тех и не принимала дары от заокеанских и отечественных поклонников, коих было не разогнать. А то ходила бы на открытие "Площади искусств" в первый ряд в меховых палантинах.
Быть дурой в леопардовом пальто - что может быть прекраснее, это даже как-то...человечно что ли.

@музыка: KREC

@настроение: Женщины любят ушами

23:10 

"..Тайные свидания..." (с)

Небезызвестный Cимулакр
Хочется баловаться. Капризничаю бессовестно. Клацаю крокодильими зубами.
Заметила за собой одну особенность - люблю я крупногабаритные металлические конструкции. Мне нравятся самолеты, пароходы, ракеты опять же. Суть этой любви кроется видимо в том, что мне неясна до конца природа их жизни. Ну, например, понять механизм отрывания самолета от земли мне не понять никогда-никогда. Или почему корабли не тонут? - почему? Таинственно все это, мистически прекрасно.
В этом плане я совершенно спокойна к машинам. Разве что хамеры трогают мое тонкочувствующее девичье сердце. И ягуар, который живет в нашем дворе. О, какой он прекрасный! Проходя мимо, я всегда замедляю шаг, сердцебиение учащается, а заодно - и дыхание. Я испытываю какую-то физическую потребность прилечь на заветный голубо-серебристый капот и - вот это страшно на самом деле - поцеловать лобовое стекло (последний раз из целованного неодушевленного было замечено пирожное буше). Это не машина - это мечта! даже больше чем....ах, ну что говорить. Модель не новая, но в идеальном состоянии, приземистая, как будто пружина, тонкая, хромированные детали. У меня сейчас даже губа нижняя дрогнула от чувств-с.
В контексте того, что читаю сейчас Тома Вулфа и его книгу с наишикарнейшим названием "Конфетнораскрашенная апельсиннолепестковая обтекаемая малютка" - вдруг подумала, что, как женщине, склонной к излишествам и всяческим чрезмерностям, мне бы хотелось быть неким женским эквивалентом этого ягура с нашептыванием на ухо громоздкостей про малютку.
Вот такой незамысловатый каприз.

21:57 

"Ты носишь мой запах, ты пьешь мои вина" (с)

Небезызвестный Cимулакр
Вот чего мне хочется на самом деле - помимо ставшего навязчивой идеей дневного сна - так это попасть в руки к каким-нибудь одержимым фрейдистам. Хочется - аж сил нет. Лист, который всегда лежит у меня под рукой, исписан следующими словами - "Давайте выпьем чаю", "брошка", "Иоланта", Пепперштейн" и одиноким "Татарстан". Сдается мне, это не простое соседство, это нечто большее - этакая мистерия.
Платье я нашла, перерыв все свои заветные девчачьи хранилища, где-то между Босхом и чьей-то неопознанной грудью. Просто замечательное платье, шикарное. Вкус у меня, в отличие от фигуры, есть. Зато у меня есть ум. И сноровка.

@музыка: The Library

@настроение: пошуршать посусекам

21:34 

"..и сияние моей сексуальности затмило ему сознание,

Небезызвестный Cимулакр
он упал, недолго корчился в судорогах и издох" (с)

О моей женской некудышности уже не слагают стихов, песен, од, даже танец не в состоянии выразить ту степень никчемности, которую представляю из себя я. Рузиматов был бы в недоумении. Впрочем, поскольку я четко решила, что посвящу себя либо искусству, либо коррумпированному времяпрепровождению, то - у меня все отлично. Главное, как я всегда люблю подчеркивать, это четкая система приоритетов.
Выбрала фасон своего следующего платья, выбрала, сохранила, потеряла - вот спрашивается, и зачем я на свет такая выродилась? платье планируется красивое - только теперь совершенно неописуемое. Я его даже не смогу нарисовать - потому что я не умею рисовать.
Буду завтра весь день злая. Вообще пора заканчивать эту бездарную канитель с добреньким попискиванием, буду монструозить напропалую. Устрою жуткую бойню.

17:34 

"Наши встречи - минуты, наши встречи случайны.." (с)

Небезызвестный Cимулакр
Приезжайте. Не бойтесь.
Мы будем друзьями.
Нам обоим пора от любви отдохнуть,
Потому что уже никакими словами,
Никакими слезами ее не вернуть.
Будем плакать, смеяться, ловить мандаринов,
В белой узенькой лодке уйдем за маяк,
На закате, когда будет вечер малинов,
Будем книги читать о далеких краях.
Мы в горячих камнях черепаху поймаем,
Я Вам маленьких крабов в руках принесу.
А любовь похороним, любовь закопаем –
В прошлогодние листья, в зеленом лесу.
И когда тонкий месяц начнет серебриться
И лиловое море уйдет за косу,
Вам покажется белой серебряной птицей
Адмиральская яхта на желтом мысу.
Будем слушать, как плачут фаготы и трубы
В танцевальном оркестре, в большом казино.
А за Ваши печальные, детские губы
Будем пить по ночам золотое вино.
А любовь мы не будем тревожить словами,
Это мертвое пламя уже не раздуть,
Потому что, увы, никакими слезами,
Никакими стихами ее не вернуть.

Я много и тщательно думаю. Казалось, я никогда не думала о живых, реальных людях так - пристально. А все вскользь, поверхностно, небрежненько.

@музыка: А. Вертинский

00:25 

"У меня нос уже целую неделю заложен.

Небезызвестный Cимулакр
Но куда? - то ли за воротник, то ли в ломбард" (с)

Это восхитительный фильм, просто квинтэссенция чувств. Я нахожусь под сильнейшем впечатлением от него уже целую неделю. Даже больше - я живу в его ритме. Это очень радует меня, потому что такого не было давно.
Но внутри меня - какая-то пустыня. Сухость и жара. Я бы даже сказала - вымученность эмоций. Но зато присутствует инициативность - так я называю жажду успеть хоть что-нибудь при полном понимании, что не успею ни за что. Надо пить глицин и рыбий жир - это пройдет.
Несколько дней назад приснилось, что вышла замуж за актера Л. Он так улыбался, даже не знаю, возможно ли это физически. Я спросила его, чему он радуется так. Вместо слов он уткнулся мне в шею своей улыбкой. А сегодня во сне меня знакомили с журналистом Р., котрого я очень уважаю и читаю всегда-всегда. Он оказался толстой девочкой лет шестнадцати, которая не показалась мне разумной. Какие-то патологические сны. Безыдейные, бесхарактерные.

@музыка: Александр Вертинский

19:53 

"До чего же надоедают маленькие постельные уловки" (с)

Небезызвестный Cимулакр
Ты думала, это мишка
Плюшевый и простой

А это черная книжка
С таинственною душой

Ты думала, это поезд
Нас в дальние страны везет,

А это мерцающий пояс
Застегнутый наоборот.

Ты думала, дальние страны
Есть где-то на этой земле,

Но дальние страны — туманы
Осевшие на стекле.

Ты думала, это котик
На кухне из блюдечка пил,

А это чудовищный ротик
Всю душу мою проглотил.

Ты думала, это могила
Чужого тебе старика,

А это я, твой милый,
Лежу неподвижно пока.

Случайный Павел Пепперштейн как неожиданный знак, как найденные под подушкой очки - что их не искать, не мучиться, босыми ногами не сучить. Жить надо счастьем.
Когда я вырасту, я буду целовать всех только в щеки. А сейчас только в губы могу, это самоутвержает меня.
И когда время кончится, я начну сдирать с себя кожу. как с банана кожуру.Мучаюсь, мытарствую. Надо сходить в театр, пожить нормальной жизнью.

@музыка: джаз

@настроение: прекрасные женщины не из наших миров, виски, почитать и посчитать

22:30 

"И тогда ты поймешь, что был неправ. Но будет поздно" (с)

Небезызвестный Cимулакр
Когда мы впервые приехали с Лидой в лагерь, мне, как самой нерасторопной и к жизни не подготовленной, досталась кровать прямо по центру палаты. Самые продвинутые и уважаемые спали у стенок. Там были две девочки - длинноногие. Они были совсем не такие как мы. Помимо ног, у них были страшно модные по тем временам туфли на гигантской платформе и стрижки на зависть всем девочкам. Они были наглы, вульгарны и страшно неразборчивы. Мальчики ходили за ними толпой. Их звали Белочка и Наташа.
В первую же ночь, только стоило мне затолкать свой чемодан под кровать и разгладить на животе ночную рубашку кофейного цвета в мелкую, совсем тоскливую полоску, девочки начали бузить. Это казалось настоящим вертепом, но лишь до той поры, пока не пришли мальчики - вот где началось самое ужасное. Все лежали не шелохнувшись, боялись сделать замечание, но и спать при таком шуме было невозможно. Моя кровать к ним была ближе всех, непомещающиеся, но все приходящие и приходящие мальчики усаживались на нее беззастенчиво. Я просто была вынуждена заговорить.
Я рассказывала им истории про Геракла. Мне нравилось,что меня слушают очень тихо, буквально ловят звуки. Эти мои рассказы, с подробностями и ветвящимися сюжетами, продолжались до утра и не одну ночь. Те, кто хотел спать - спали, но Белочка, Наташа и их мальчики - всегда слушали. Мы даже подружились, что сразу возвысило меня до невероятных высот в глазах обезумевшей лагерной сердцевины. Сохранилась фотография, на которой мы с Наташей сидим на бортике моей кровати и обнимаемся.

22:30 

"....мне немного взгрустнулось..."(с)

Небезызвестный Cимулакр
Несколько дней назад мне приснился сон, будто бы мне отрезало все пальцы по среднюю фалангу. И никто не хотел брать меня на работу. Было страшно конфузно учиться жить так - с полупальцами. Теперь постоянно смотрю и пересматриваю свои руки - у меня белая кожа и уставшие пальцы.
Давеча ходили на творческий вечер Литвиновой. Сидели так близко, что я могла при желании рассмотреть тщательность ее маникюра. Эта ее юбка из перьев не выходит у меня из головы, как пальцы - навязчивая идея. В прошлый раз перышки валялись тут и там на полу - ей постоянно наступали на хвост. В этом юбочном умирании есть своя философия.
Некоторые тексты она читала, как будто видела их впервые, крючила пальцы, блестела кольцами. Я думала о том, как приятно иметь где-нибудь свой угол для чтения - лампочку и кресло. Чтобы было тихо, умиротворенно, пусто. Время, книга и лампочка - и я была бы вполне счастлива.

Есть одни туфли - не вчерашние Ренатины лабутаны - приземленнее. Когда я их померила - свело ноги, от тазобедренной кости до самых кончиков пальцев. Носить их невозможно - это смерть. Думаю, их не только носить, но даже стоять в них проблематично, во всяком случае для меня. Но, черти, не выходят из головы. И вот я знаю, что не умея себе отказывать, достану их, поставлю на стол, буду смотреть и качать головой. А меж тем кризис, мне снятся дурные сны, у меня воинственное настроение, толстые ноги, проблемные пальцы, немощь, серость и печаль. Вот, спрашивается, нужны они мне.
Вечность не волнует меня, только самое мирское. Туфли, обеды, юбки из перьев, лампочки. Вспоминаю Пепперштейна, глазированные сырки, сон с двенадцати до четырех дня, покачать ягодицу - всего этого больше нет в моей жизни, а казалось - навсегда. Что-то меняется, но меняется так, что сам не замечаешь, что именно.
28 ноября 2008 года

"Я именно тот Козерог, который Вам нужен" (с)

Для просветления мозгов (я все-таки жутко верю в их наличие) мне не нужны не психотропные, ни бешенные рейды, ни чтение мантр, ни выходы в астрал. Мне нужно тихонечко походить по РНБ. Это великое место. Здесь координация, организация и субординация на порядок выше, чем даже в Третьем Рейхе. Сюда нужно приходить не столько за Знанием, сколько за человеческими типажами и плакатом в гардеробе - "Знания разрушают путы рабства". Я каждый раз зависаю перед ним - это шедевр. Мне кажется, рухнет финасовый мир, раскрошится с пыль мораль и нравственность, будут попраны все боги, но РНБ останется. Это такая константа, это то, на что каждый из нас может положиться.
29 ноября 2008 года

"Девять с половиной по десятибальной шкале! Так не бывает! Это же должен быть катарсис!" (с)

Завтракали с Алисой в моем самом любимом в этом городе месте, было приятно и мирно. Я пью много кофе, только лишь потому что еще якобы слишком рано для вина. Здесь мим, которым я восхищена. Это едиснвтенный мим, который меня не пугает. Особенно после того случая в Риме, когда за мной гнался Чарли Чаплин, пытаясь ударить меня тросточкой. А этот мне нравится, он, кажется, милый и добрый. И я думаю, каким надо быть человеком - без заслонов, что бы вот так - быть мимом. И вообще - больше - каково это - быть мимом?
30 ноября 2008 года

00:09 

"Правда он страшен? - О боги, да! да!" (с)

Небезызвестный Cимулакр
Я не ходила на "Мавра" только лишь потому, что набирала мнения. Теперь, когда только ленивый не заклеймил этот спектакль, время пришло.
Гарольд Стрелков попадает в ту категорию людей, которых я ни за что ругать не стану. И не настолько плох "Мавр", чтобы корчить недовольную физию и расточать вокруг себя риторические вопросы. Да, это даже просто хорошим спектаклем не назовешь, но это, нужно отдать должное, - смелый эксперимент. Не потому что текст перекроили, а про психологизм и мотивацию как будто бы забыли вовсе. Нет, потому что получился-то на самом деле очень чувственный спектакль. Он апеллирует к глубоко занозой засевшим архетипам - огромный, широкоплечий, могучий мужчина и маленькая, легкая девушка - это же даже в буквах эротика. Боюсь даже предположить, какая была задумка. Но поскольку Лаура Пицхелаури при всей своей, казалось бы, стопроцентно выиграшной фактурности, как ни печально, совершенно никакая не актриса и даже не подает надежд, то все печали и треволнения вместе с телом Дездемоны ложатся грузом на плечи мавра. И получается мужская история - маскулинная чувственность. В Андрееве чувствуется - зверь не дремлет. И звереет он на глазах - из пушистого кота, млеющего на подоконнике, превращается в рычащего, бурлящего монстра. Эти превращения и дороги, к концу они, конечно, утомлять уже начинают безудержно, но в них вся и шутка. Если бы не он - я бы умерла минуте на третьей, а так сидела смирно - и даже, что удивительно в контексте перечитанных мной текстов, услышала в конце "браво".
Важно. Когда на сцену вынесли Это, Алиса судорожно зашептала в ухо - "Есть такая номинация "Лучший реквизит?". Если бы была, то, уверена, "Мавр" победил бы однозначно. Чтобы это ни было - подводная ли лодка, дуло пушки или крест, а может быть, что-то, чей смысл моей глупой голове было не уловить, - в любом случае, это была великолепная штука. Андреев да она - вот за что язык не повернется ругать Стрелкова.


Чувствую себя как старый, с треснувшей подошвой - башмак. Без надежд и упований. Было хорошо и даже куражилось чуть-чуть, но к вечеру все прошло, как будто и не было. Я - это то, чего со мной никогдане было.

@музыка: S. Ros

@настроение: устроим завтра ультраглосс, спать и не насыпаться, яблоки

21:43 

"..каждый вершок мирозданья сердцем моим согрет" (с)

Небезызвестный Cимулакр
Месяц назад, а то может быть и больше темноту моей комнаты разрезал бешенный вопль. Казалось, даже в батареях вода остановилась. Этот нечеловеческий скрип-писк ознаменовал важное, я бы даже сказала, судьбоносное событие - ДС влюбилась. Поскольку это нечто невообразимое, неведомое, загадочное и пугающее возможными последствиями, то ужас охватил всех.
Леонид Бичевин - мальчик красивый, но абсолютно не в моем формате. Мне по традиции нравятся мужчины с седеющими висками, мозгом и как минимум тремя детьми, в том числе внебрачными. Они хандрят по полгода, читают толстые книжки и не ждут от женщин ничего - ни сюрпризов, ни феерии. А тут на тебе - мальчишка. Еще и красивый, еще и актер, еще и скуластенький. Боги-демиурги, какому разгрому подвергли меня все эти фифы! Я продержалась чуть больше суток, а потом сдулась и заметно погрустнела. Никому, решительно никому Леонид Бичевин не был нужен. Спроси - кто есть ЛБ? - ведь мало кто бы даже предположил.
Теперь выходит Морфий, где у Бичевина волосы прилизаны ко лбу и кругляши очков занимают полкадра - и все возжелали его, подняли анналы, узнали родословную. А я была первая и даже теперь, спустя месяц, храню фотографии, пересматривая их на сон грядущий.
Идти на Балабанова не хочется, он мне мало симпатичен как режиссер. Какая-то вечная печаль. Но идти придется, сидеть и мучиться, тосковать, мечтать о всепрощении, вздыхать, томиться.

@музыка: Дживс и Вустер.

23:38 

"...ты владеешь серебряной бухтой...." (с)

Небезызвестный Cимулакр
Есть такие женщины, описывать которых словами нет смысла. Они бессмысленно прекрасны. Например, как те - сегодняшние, вечерние. Я заметила их сразу, молниеносно решив, что передо мной девушки, только что сошедшие с подиума. Меня смутили похожие образы - графичные силуэты платьев, однотипные прически, почти полное отсутствие макияжа. Но для подиума они слишком эфирны - не красавицы, но очаровательные, не сражающие наповал, но мягко очаровывающие. Они говорили о китайских поэтессах. Пряный, сладкий запах и то, как одна из них держала сигарету, - волновало.
Когда мне нравится женщина, я подрисовываю к ней домашнюю обстановку. На самом деле я домысливаю не диваны и полоски на обоях, а возвращение. Я представляю, каково это возвращаться в дом, где тебя ждет такая женщина. На каждую женщину - свое особое возвращение. У одной из них, той, за которой мне сподручнее наблюдать, - оно приятное, полупрозрачное.
Мальчик через стол зависает с ложкой, так и не донеся ее до рта. Я стараюсь уловить его взгляд, что рождают в его голове эти две девушки? это было что-то такое синтезированное - недоумение, робость, заинтересованность, но в большей степени, - благоговение. Я улыбаюсь про себя, мальчик справляется-таки с супом. Мы все тут не просто так - он отужинать с родителями и каким-то несусветным мальчиком, я - поговорить о жизни с С. Но что-то нас цепляет - его, меня, С. Девушки, что может быть предсказуемее и очевиднее?

@музыка: Белая Гвардия

00:26 

"Малышам больше не наливать" (с)

Небезызвестный Cимулакр
Я уперлась лбом в два неразрешимых для себя вопроса - что есть чудо? и есть ли что-то, за что я должна просить прощения? От невозможности ответить на них я начинаю бурлить, превращаться в Фантомаса, печально вращать глазами. У меня есть только ощущения возможности ответов на эти вопросы, но ведь это же глупо.
Я думала когда-то, что было бы огромным чудом - отдать десять лет своей жизни, чтобы осталось только десять разницы. Сейчас эта двадцатка - даже бровью не поведу, а тогда и десять было - коллапс. Чуда не случилось, зато мир узнал, что ДС - форменная дура, что может вообще даже думать о таком. Вот я начинаю закипать, как чайник.
За саму эту мысль - кощунственную, извращенную глупость - я могу и должна просить прощения. Но у кого? у самой себя? - не является ли признание автоматическим прощением. Вполне, если не считать прощение искуплением. Но я ничего не готова искуплять - ужас какой.
Организм настойчиво просит алкоголя. Пью кефир. В нем оставляет следы мой красный блеск для губ. Смотрится дико. Красота в мелочах. Какое-то мытарство, одно сплошное, беспросветное.

23:23 

"Если за ночь чьи-то виски покроются мхом -

Небезызвестный Cимулакр
откройте занавес, пусть запечатлит луна картонные кубки, яд и театральный череп" (с)

назначать встречу под парадными воротами Зимнего дворца - невероятно увлекательно. От холода мысли застревают, я сучу ногой и сутулюсь, пытаясь спрятать ухо в воротник пальто. Застыв в этой неуютной, неласковой позе - смотрю на столб. Его очертания на фоне чернично-чернилового неба впечатляют. Ангел кажется настоящим, насколько настоящими могут казаться ангелы, и я пытаюсь представить себе масштаб потрясения людей того времени - неописуемая все-таки махина. Если не двигаться и не моргать, начинает казаться, что он вот-вот упадет на тебя. Воздух ужасно холодный, дует со стороны Адмиралтейства. Рабочие продолжают копошиться за лесами, окутавшими дворец, непонятно - видно ли им хоть что-нибудь? слышала, что собираются перекрашивать - в "барочно голубой" или жемчужный. Это как-то совершенно непредставимо - этакая голубая финтифлюшка. Пока я прикидываю цвет, мимо проходят милиционеры - у них работа, у них обход - шарят по мне недоверчивым, пытливым взгялдом. По всей видимости, я не кажусь им чересчур подозрительной.
В Эрмитажном театре сегодня был Давид Голощекин. Он нравится мне. В его сухости чувствуется жизнь, в его живости чувствуется порода. Исполняли изумительную композицию по мотивам бесса мэ мучо. Я ее обожаю, это мелодия моего идеального будущего. Когда у меня будет свой подоконник и тихий зеленый ночник. Несколько лет назад я слушала эту песню в исполнении Нуриевой. У меня жутко позерский плащ холодного зеленовато-голубого оттенка и волосы собраны в хвост. Я иду по Марсову полю в Мраморный дворец. Мне грустно, у меня осень и я одна.

@музыка: Нуриева.

@настроение: белые рубашки, прямые волосы, розовые губы, синяки на коленках

23:19 

"Мое лицо было бы хорошей иллюстрацией к слову "инкуб" или "суккуб".

Небезызвестный Cимулакр
Но разве об этом я мечтала?" (с)

Я ковыряюсь в собственной памяти - как пальчиком обоинку. Много лиц и всяческих шуток.
Из всех самых одиноких я останусь самой-самой. Если заглянуть в мою голову - глаз к глазу, приложить ухо к груди - то его можно увидеть и услышать. Одиночество живет во мне, потому что я сама его здесь поселила. В некотором роде это лукавство или кокетство перед самой собой, что еще более малодушно.
Сегодня случайно сконцентрировалась и обнаружила перед собой на столе нож и кусок мыла. Долго смеялась - нервно, конечно.
Несколько недель назад, а может меньше, а по сути неважно, я возвращалась домой в жуткую познь. Уже вышла на финишную прямую - в соседнем доме с балкона третьего этажа высунулась чуть ли не по пояс бабушка и звала на помощь. Она была почти прозрачной, в ночной рубашке, говорила еле-еле, задыхалась. Она звала сына, который, как выяснилось позже, живет в доме напротив. Узнать адрес сына мне помогал мужчина, выгуливавший собаку. Он был спокоен и тверд, не чета мне. Он действовал, он шел к цели. Но вела его я. По моему настоянию перебудили всех консьержек, подняли на ноги, заставили рыться в бухгалтерских книгах, где про каждого жителя - хотя бы пара строк. (что про меня?)Мы нашли телефон сына, позвонили ему и рассказали, что бабушка плоха. Он вышел на лестничную клетку дома напротив и смотрел на бабушку в бинокль. Их разделяло тридцать метров, что мешало ему выйти, я так и не поняла. Бабушка отчаялась, а может замерзла, а может быть ей просто надоело высовываться из окна и тщетно бить тревогу, и она, плотно закрыв окно, удалилась спать. А мы стояли с мужчиной и разговаривали - про собаку Дика, который носится как торпеда и вечно приходит весь в репейнике, про дочку, единственное создание, которую Дик боится, про бабушку, которая начала страдать нервными припадками и высовываться из окна, когда ее муж умер. Он рассказывал мне об этом - по-мужски скупо, но мне было приятно его слушать он вселял в меня уверенность и спокойствие. Это чувство держалось еще несколько дней.
Вот оно - одиночество. А то, что я таковым считаю применительно к себе, - бред.

00:57 

"Мне кажется, я нравлюсь М.

Небезызвестный Cимулакр
- Ему нравится пузырь! - Какой пузырь?! ....Я могу быть разной" (с)

Внутри - где-то в животе, в груди, в горле - неприятное волнение, тянущая вниз тоска, необъяснимое желание - встать, подвигаться, уйти. Такое бывает, когда играешь в прятки, каждую секунду ожидая, что тебя вот-вот найдут, но тебя все не находят и не находят, и ты томишься в предчувствии, в страхе. В предчувствии открытия и страхе перд ним. Иногда после - нашли, открыли - приходит облегчение, иногда - нет.
Вот в чем печаль и удар для меня - это почти одинаковые истории. Отбрось художественную ценность, музыку, парчу и перья, гортензии или бульдонеж - бог знает, как эти цветы называются. Отбрось даже Тадзио. И останусь я. Если это самонадеянно и плоско - все в бульдонежный сад, к моим аллюзиям.
Есть только Ашенбах. Все эти смыслы - между строк, между звуков - не главное, отвлекает. Есть только человек. И можно говорить о чувствах, переживаниях, эмоциях, картинах мира, но на самом деле тут - сокрыто только одно - предчувствие. Появление Тадзио это начало ужасно не гуманной игры в прятки.
Я не хотела себе признаваться. Это не ломка устоев, привычек, своего мира, это - наоборот. Как червячишко со своим комочком грязи, ты прижимаешься к чему-то большему - не просто к скулам, тонким лодыжкам, бархатным плечикам. И тут возникает вполне очевидное, идеально навязанное - воспитанием, моралью (ах, ну да), здравым смыслом - желание уйти, попытаться избежать. Но внутри, в своем желудке, груди, горле - не хочется, и ты ликуешь, когда обстоятельства заставляют тебя остаться.
Это назвается - обуреваем страстями, разрываем желаниями.
Это не физическое (потому что в последнюю секунду рука не поднимется, не сможется, тут важно не тело, а сама жажда его) и не духовное (потому что потому). Зато это лкеймится аморальным и безнравственным, на деле же и это не то. Это просто желание маленького человека. Его мелкие страсти, копошащиеся мыслишки, варка в собственном соку.
Такому должно случаться, и как бы забавно ни звучало - всегда найдется кто-то, кого ни за что не удается найти.

@настроение: батареи,холод, Дик собака-друг своего хозяина, красные женщины

23:21 

"От тебя опять пахнет алкоголем! - Это не алкоголь, это загубленная жизнь так пахнет"

Небезызвестный Cимулакр
Сегодня - в честь великолепного Бонди и именного приглашения - вырядилась в концертную рубашку с бабочкой. Это красивая и, как это часто бывает с красивыми вещами, - ужасно неудобная вещь. Утром в метро на меня смотрят как на идиота и я уже было начинаю верить в собственное идиотство. Неискореняемое наверняка.
На истертой моей спиной и плечами станции Маяковская - извечно третий вход от маленького эсклатора, всегда входить первой, никогда - в набиваемый вагон - в связи с ранним утром немноголюдно, напротив молодой мужчина. Простой такой мужчина, обыкновенный. И вот он подходит ко мне, зависает над ухом, вижу краем глаза - смущается. Интересно, зачем он извиняется, если это у меня пуговица на рубашке растегнута? - это забавно, это чик-чик. Я моментально пунцовею, шарю глазами по этой беспросветно черной двери и, как скажу позже, мечтаю, чтобы моя голова сама собой отвалилась и упала на рельсы.
Завтра пятница. У меня японцы, Бонд и никакого кутежа. У меня от смеха сегодняшнего идиотского на рубашку осела пыль от трюфелей. Буду завтра ее оплакивать - торжественно и чинно петь над ней песни любви.

@музыка: девчачье

@настроение: женщины в перьях, яркие пятна, художники настоящие, живые, улиточки, холод театра

23:11 

"...мне дурно, я страдаю, а Вы всё шутите, шутите. Прочь пойдите, подлец" (с)

Небезызвестный Cимулакр
У меня появилась своя, как я ласково цежу буквы, - гримёрная. В свете ламп моё зеленоватого оттенка - ествественного, безусловно, - лицо выделывает коленца (мне иногда нравится, как я говорю - играючи так) похлеще некоторых драматических актрис (без упоминания имен и явок). Мне не хватает только дымчато-серого полупрозрачного пеньюара, отделанного стеклярусом и страусиным пером (приму в дар). Я нехороша, что, конечно, печально, но с другой стороны, - ведь и не отталкивающе нехороша. У меня лицо, между прочим, - человеческое вполне. Ко мне можно прийти и плакать, глядя в него.
В одиночестве я рассказываю сама себе основные тезисы моей теории "жизненного коридора". Никто, решительно никто не хочет прослушать мою душеспасительную лекцию - мужчины, приготовление супа, туфли и сплетни о новых мужчинах и новых туфлях пользуются куда большей популярностью в разговорах. И вот я сижу, рисую себе приличное, для оперы лицо и говорю, говорю. А у меня такая манера появилась - цепляться пальцами за ткань рубашки или платья на груди и как будто стягивать её (не грудь - ткань), а если шея открыта - то даже оставлять на коже следы своих собственных пальцев (сейчас я это представила - со стороны, отвлеченно, должно быть - это эротично). И вот я терзаю свою шею, цепляюсь пальцем за ключицу и говорю - мне хочется поговрить о коридорах - не власти. А тут был такой сон - я вела одного человека по коридорам - как раз власти - и по лестницам власти, и по закоулкам власти (и злокоулкам) и по власти укромным местечкам. И вдруг на очередной лестнице я резко затормозила и, повернувшись к человеку, который покорно шел за мной все это время, сказала - Да, мой дорогой, бойтесь коридоров власти. И поцеловала его, так по-дружески - в пространство между носом и верхней губой.
И вот про жизненный коридор - ведь чувствует же человек свое будущее. То есть честно, наедине с собой может признаться - чувствую, будет так-то и так. В этом признании есть львиная доля условности, понятное дело - я завтра на улице встречу Олега Меньшикова и он меня в номера позовет, а там, гляди, и еще раз позовет, так ведь и мало ли что может случиться. Но вот в целом - траекторию жизни можно предвидеть. Я вот про себя честно-откровенно думаю, что рискую, бесталанная, погрязнуть в мишуре, парче и перьях околотеатрального пространства. А мне тут снился сын - у него были такие маленькие-премаленькие пальчики и еще меньше - ноготочки. И меня разрывает любовь к нему и желание прижимать, прижимать, прижимать - в этом и есть любовь - в желании стать физически одним. Но что подсказывает мне, что-то внутреннее - его не будет. И я вижу эти коридоры - мамы, Алисы, Эллен.
И одна надежда - на внезапность и безумие Олега Меньшикова.

@музыка: Бах

@настроение: бух

23:48 

"Ну теперь мы по крайней мере знаем, как выглядит тромбон" (с)

Небезызвестный Cимулакр
От людей к людям - нитки.
Можно завязывать узлы.
Однажды случился период страшнейшего разврата. Где только меня не находили, изымали, волокли. Я знала, это не станет моим стилем жизни - у меня рассудочность и эти самые узлы.
А теперь я стагнирую, пребываю в медитативном оцепенении. Полтора года почти прошло - какая несусветно длинная, прямо-таки не девичья память. Я жамкаю в себе воспоминания и довыжимала их до полупрозрачности. Такой - что иногда задаюсь вопросом - а было ли? Никаких вещественных доказательств, даже крошечной совместной фотографии.
И нет ведь никакой принципиальной, идейной разницы между развратом и тише-воды-ниже-травы. Но ведь первое много интереснее. Уж не дело ли в том слове которое я тогда дала на платформе странции, чьи камни-плиты правительство города обещает полностью заменить? я его держу, хотя в этом нет ни нужды, ни радости особой. Просто не хочется, просто это называется "и рад бы, да никак".
Вот уже ноябрь, а как он наступил - не знаю, не помню.
В детстве я всегда выбирала себе девочек, на которых хотела бы походить. Одна из них, Н., всегда раскладывала в пенале карандаши по цветам, а линейки на стол выкладывала перпендикулярно ручкам. Я старалась, но у меня вообще был бардак с канцелярией. Я ее очень люблю, а когда что-то сильно любишь - осовобождаешь. Где они только не валялись, прямо как я в период третьего года. Н. теперь - учительница младших классов и мне страсть как не нравится ее прическа. То ли дело моя - развеселые рогульки, туда-сюда. Приходи теперь ко мне, девочка, я научу тебя художественному беспорядку.

"Но я не могу, не хочу, чтобы Вы не знали моего страдания - ведь оно все-таки Ваше - от Вас и к Вам. И если Вы его не поймете, если Вы его недостойны, - мне все равно - мое страдание вернется ко мне, не осквернённое, огненно-чистое, такое, какое оно есть. Не я его дал себе, и я не виноват в нем. В эту минуту нет во мне никакой лжи. И если даже просто скучно станет от этих наивных детских, глупо-страстных, глупо-откровенных строк, простите - я вам больше не буду писать. Да и что писать? Я достигаю предела, за которым уже нет слов, а есть только вечный шум водопада, ночного ветра, хаоса и тишина вечная.
Простите"
Д.М.

Сделаю-ка я завтра что-нибудь хорошее, благопристойное.

@настроение: нет таких очков, личные открытки, дождь, ноги

главная